Современная медицина является областью научной и практической
деятельности по исследованию нормальных и патологических процессов
в организме человека, различных заболеваний и патологических состояний,
их лечению, сохранению и укреплению здоровья людей.

Ртутные препараты

Современные ртутные диуретики являются производными ртутьпропанола и имеют следующее принципиальное строение:

Из двух радикалов главное значение для активности соединения имеет R. В большинстве случаев он содержит карбоксильную группу, а к основной цепочке присоединяется с помощью карбаминовой группы (—СОNН—). R может представлять собой кольцо или алифатическую цепочку, например мочевину и ее замещенные. Значение радикала R1 заключается в уменьшении токсичности и улучшении всасывания препарата при внутримышечном введении. R1 чаще всего представляет собой теофиллин (например, у новурита).

С химическим строением ртутных диуретиков связан вопрос о том, действуют ли они целой молекулой или освобождают неорганическую ртуть, которая и проявляет действие препарата. В пользу последнего предположения говорит то, что неорганические соединения ртути обладают мочегонными свойствами. Кроме того, общеизвестно усиление действия ртутных диуретиков в условиях ацидоза, способствующего отщеплению ртути, что было подтверждено на собаках с помощью изотопного метода. Вместе с тем некоторые факты говорят и о действии ртутных диуретиков целой молекулой. Было показано, например, что мочегонное действие промерана выше, чем эквивалентного количества двухлористой ртути. Вполне вероятно, что клеточный рецептор для ртутных диуретиков имеет два активных центра, один из которых соединяется с ртутью, а другой с радикалом R.

Говоря о молекулярных механизмах действия ртутных диуретиков, следует прежде всего рассмотреть давно известное свойство ртути блокировать тиоловые группы некоторых ферментов. В острых опытах на собаках малеиновая кислота, также блокирующая SН-группы, снижала диурез, вызванный ртутными препаратами, но не влияла на действие других диуретиков (фуросемид, тиазиды и др.), что указывает на присутствие в почечном рецепторе для ртутных диуретиков SН-групп.

Неоднократно было показано и угнетение ртутными диуретиками Nа+, К+-АТФазы (мембранная АТФаза) в гомогенатах почечной ткани. В опытах на срезах почек крыс ингибирование мембранной АТФазы было присуще ртутным препаратам, как обладающим, так и не обладающим диуретическим действием. Имеются данные и об угнетении АТФазной активности при введении диуретиков крысам, причем в этих условиях, в отличие от опытов in vitro, недиуретические препараты ртути не оказывали влияния на АТФазу. Правда, используемые дозы диуретиков были довольно велики. Следует также отметить, что у собак ртутные диуретики не угнетали существенно АТФазную активность микросомальной фракции, а при введении в почечную артерию не было найдено разницы в АТФазной активности обеих почек.

В связи с этим в настоящее время нет единого мнения о значении угнетения мембранной АТФазы для диуретического действия ртутных препаратов.

Влияние ртутных препаратов на реабсорбцию натрия сопровождается уменьшением энергообразования в клетках почечного эпителия. В частности, на срезах почек было показано, что угнетение Nа+, К+АТФазы сопровождается снижением тканевого дыхания и гликолиза. Для объяснения взаимосвязи активного транспорта натрия и процессов выработки энергии в клетке авторы предложили интересную теорию о мембранном стимулировании гликолиза. Согласно этой теории, существует связь между процессами мембранного транспорта и внутриклеточного метаболизма. В гомогенатах и на срезах коркового слоя почек кроликов и почек крыс было установлено, что мембранная фракция стимулирует гликолиз. Это происходит на уровне фосфотриоз и является результатом совместного действия двух цитоплазматических ферментов и мембранной АТФазы. Последняя убирает часть образующегося АТФ и поставляет АДФ, способствуя тем самым функции фосфоглицераткиназы и образованию 3-фосфоглицерата.

Можно думать, что таким путем активный транспорт натрия стимулирует образование энергии, а гликолиз в свою очередь обеспечивает мембрану энергией АТФ. Возможно, что поэтому динитрофенол, угнетающий окислительное фосфорилирование и снижающий уровень АТФ в тканях, некоторое время не нарушает транспорт натрия in vivo. В нашей лаборатории также не было обнаружено непосредственного действия динитрофенол а при введении его в почечную артерию на реабсорбцию натрия у собак. По-видимому, АТФ, образуемый в процессе гликолиза в течение значительного времени может обеспечивать мембранный транспорт натрия. Мембранная фракция усиливает не только гликолиз, но и дыхание в изолированных митохондриях. Это также зависит от образования АДФ, так как не наблюдается, если в среде с митохондриями имелся избыток АДФ или он был вызван с помощью динитрофенола.

Перейти на страницу: 1 2 3