Современная медицина является областью научной и практической
деятельности по исследованию нормальных и патологических процессов
в организме человека, различных заболеваний и патологических состояний,
их лечению, сохранению и укреплению здоровья людей.

Вклад в диагностику брюшной полости и кардиологию

Это сегодня человек знает, что у него болит - печень, поджелудочная или желудок. А в конце ХIХ века об этом не знали даже врачи. Методики распознавания заболеваний брюшной полости не было, был один "больной орган" - живот.

Если пациент жаловался на боль в каком-то участке живота и у него были симптомы, связанные с органами пищеварения, его сразу клали на операционный стол. Только разрезав живот больного, врачи смотрели, что у него там "не так". Василию Образцову этот драконовский метод диагностики очень не нравился.

И он стал первым врачом в мире, который разработал методику диагностирования органов брюшной полости не ножом, а методом глубокой пальпации. Образцов был талантливым диагностом, и о нем говорили, что если бы он больше ничего не сделал, кроме разработки метода глубокой пальпации, то лишь благодаря этому вошел бы в историю медицины.

Тем не менее, так о Василии Парменовиче говорят сегодня. А тогда, в конце ХIХ столетие, его даже откровенно высмеивали.

"В те времена, когда хирурги только начали с опасением разрезать живот при заболеваниях, которые нуждались в операции, диагностика заболеваний брюшной полости была примитивная, - пишет Николай Стражеско. - Исследовать брюшную полость никто не умел, а знаменитый хирург того времени Николай Склифосовский, когда его спрашивали перед операцией, какое это заболевание, отвечал коротко: "опухоль брюшной полости".

Метод диагностики Образцова сначала вызвал скептические выступления в медицинской печати, и даже издевательство. Тогдашняя медицина утверждала, что прощупать желудок или кишечник невозможно и считала это выдумкой, которая граничит с шарлатанством.

Один из киевских профессоров тогда заявил: "Ну, знаете, я думал, что Образцов чудак, а он совсем идиот. Говорит, что можно прощупать кишечник!" Однако диагноз, установленный Образцовим, почти всегда подтверждался при операции или разрезе.

Когда же был внедрен рентгеновский метод, который прижизненно подтверждал данные пальпации, метод Образцова был введен в общую клиническую практику.

С 1893 года Василий Образцов начал преподавать на кафедре специальной патологии и терапии медицинского факультета Киевского университета св. Владимира. Лекции читались в Александровской больнице и сопровождались демонстрациями.

На эмалированных тарелках просто из прозекторской в аудитории приносили органы, которые испытали изменения во время болезни - желудок, печень, желчный пузырь, поджелудочную железу. Наиболее способным студентам профессор Образцов предлагал роботу в отделении, и таким образом начала формироваться его научная школа. Сам Василий Парменович имел уникальную способность распознавать заболевание.

Он впервые прижизненно диагностировал грыжу Трейца, одним из первых описал аппендицит и его формы, а также определил энтериты как самостоятельную клиническую форму заболеваний. Когда же диагноз установить не удавалось, выдающийся терапевт, не стыдясь, говорил: "Не знаю, братцы".

В историю медицины Василий Образцов вошел не только как талантливый гастроентеролог, а и как диагност болезней сердца. Он вместе со Стражеском впервые в мире диагностировал инфаркт миокарда и установил его причину.

Это медицинское открытие начало новую эру в кардиологии. 1915 года была напечатана книга Образцова "К физическому исследованию шлунково-кишкового канала и сердца", какая стала чрезвычайно популярной в среде медиков и переиздавалась несколько раз.

"Василий Образцов впервые в мире сказал слово "инфаркт" и объяснил его причину. Он описал тромбоз венечных артерий, который и служит причиной инфаркта миокарда.

Гениальность Василия Образцова была в том, что он ставил диагнозы интуитивно, на основе лишь своих знаний, умений и жалоб больного.

Очень важно, чтобы и сегодня, когда уже есть наиболее современные технические средства диагностики, человеческий фактор не было утрачено", - говорит известный украинский историк медицины, соавтор книги "Легенды и бывальщины киевской медицины" Гелий Аронов.